Модели воспитания билингвов: опыт мам русско-итальянских билингвов

Aвтор материала: Лариса Широбокова -
PhD, филолог, преподаватель русского языка и литературы  для детей-билингвов, русского языка как иностранного для детей-инофонов, сертифицированный учитель английского языка для детей (0 – 11 лет) по разработанной в Италии методике Hocus&Lotus, автор и руководитель проекта «БиЛингв» для мам русско-итальянских билингвов, издатель и редактор журнала «Мама в Италии Mamma in Italia».  
Эксперт: методика преподавания РКИ, лингвистика, педагогика
Проект автора: «БиЛингв»

В последние годы очень много пишут о моделях формирования двуязычия в раннем возрасте. Эффективность каждой из моделей зависит от множества факторов и, в первую очередь, от лиц, участвующих в воспитании билингва. Моделей много.

Но в данной статье я приведу примеры функционирования 4 моделей, которые чаще всего имеют место быть.

Формирование билингвизма – это не столько вопрос лингвистики, сколько вопрос, связанный с психологическим состоянием обоих родителей, а также социальным окружением семьи. Не все папы понимают, что развивать билингвизм детей – это постоянная работа как со стороны (особенно) мамы, так и со стороны папы.

Во время бесед и консультаций с будущими мамами, с мамами в положении я советую заранее проанализировать языковую ситуацию каждой отдельно взятой семьи, поговорить с будущими папами, вместе выбрать подходящую только для их семьи модель воспитания ребёнка-билингва. Очень важно также подготовить к рождению билингва как итальянскую, так и русскоязычную родню, потому что они будут окружать и заботиться о малыше первые три года.

OPOL (One Person One Language) «один родительодин язык»

Самая понятная для родителей и одна из самых распространённых моделей воспитания билингва.

Согласно этой модели родители говорят с ребёнком в любых ситуациях на том языке, который они выбрали изначально: мама говорит только на «языке мамы», а папа – на «языке папы».

Русскоязычные мамы Италии чаще всего выбирают эту модель. Но на практике не все мамы готовы последовательно придерживаться выбранной им стратегии и не готовы устанавливать чёткие языковые правила: мама говорит только на «языке мамы». Выбирая модель «один родитель – один язык», мамы в Италии нередко сталкиваются с непониманием внутри семьи и характерными для Италии условиями проживания билингва.

Зачастую мамы являются единственным человеком, кто говорит с ребенком по-русски, таким образом, мама оказывается в меньшинстве: русско-итальянского билингва окружают только многочисленные итальянские родственники и друзья.

Не у всех мам, воспитывающих русско-итальянского билингва, есть возможность общаться с другими русскоязычными мамами, не все дети из русско-итальянских семей могут посещать занятия русским языком или русские школы выходного дня по разным причинам: итальянские папы считают субботу семейным днем, русских школ нет поблизости, нет финансовых возможностей и т.д.

Во избежание разногласий и конфликтов из-за языков между родителями я призываю молодые пары ещё до рождения ребенка совместно обсудить план языкового развития ребёнка.

При выборе модели «один родитель – один язык» мам очень сильно тревожит вопрос ведения семейных бесед, когда папа не понимает и не говорит по-русски.

  • некоторые  пишут, что ради своих билингвов дублируют сказанное на двух языках, что, несомненно,  является затратой сил, энергии и времени.
  • многие  используют стратегию «не дублировать, не переводить». При таком языковом поведении мамы должны объяснить папам, что это временное явление.

Очень важна поддержка со стороны бабушек и дедушек.

С моделью OPOL связаны волнения мам также и по поводу того, что они не чувствуют себя достаточно комфортно разговаривать с ребёнком на русском языке прилюдно в парках, на детских площадках, в общественных местах и т.д. Дискомфорт мамы вызывают разные причины (со слов мам русско-итальянских билингвов):

  • это невежливо (случается, что итальянцы делают замечания на детских площадках);
  • не хочется привлекать к себе внимание;
  • не удается общаться с ребёнком на русском языке естественно, когда вокруг итальянские мамы и дети;
  • это кажется странным;
  • окружающие говорят, что (таким образом) мамы запутывают своих детей и т.д.

В таких ситуациях я призываю мам подумать и поразмышлять, как сделать более комфортным общение с ребёнком-билингвом на русском языке на улице, в школе, на детских площадках.

Например, можно сообщить и озвучить сделавшим замечание итальянцам, что их семья воспитывает билингва, поэтому диалог мамы с ребенком строится на русском языке. Или можно обратить внимание окружающих на то, что для мамы важно сохранение второго языка ребёнка. Такое поведение мамы поможет мотивировать и самого билингва.

Что делать, если происходит отказ от первого языка из-за отсутствия мотивации:

  • нанять русскоязычную няню.
  • попробовать привлечь к изучению русского языка пап. В Италии много примеров того, как итальянский папа иногда пробует или начинает говорить со своими детьми по-русски. Папа становится усилителем позиции русского языка в семье.
  • искать союзников среди русскоязычных друзей: найти людей, которые будут помогать усиливать роль русского языка в жизни ребёнка.

«Free alternation» strategy, or Mixed Language Policy

Несмотря на то, что большинство мам выбирают модель «один родитель – один язык», некоторые из них признаются, что на практике очень часто в каких-то ситуациях (во время бесед с ребёнком о школе, во время бесед с папой, итальянскими родственниками и т.д.) они полностью переходили или переходят, порой сами того не осознавая, на итальянский язык.

Мамы мотивируют свой переход на итальянский язык тем, что ребёнку проще и легче говорить о событиях в школе на итальянском языке, то есть на доминантном языке (языке среды), потому как именно на этом языке им преподаются школьные предметы, говорят учителя и сверстники. Зачастую и итальянские папы настаивают на свободном чередовании, обосновывая это тем, что уровень итальянского языка у ребенка не соответствует уровню итальянских сверстников.

Как показывают наблюдения, свободное чередование языков со стороны мамы чаще всего приводит к тому, что у ребёнка не возникает потребности говорить с мамой по-русски.

 

С началом детского сада и школы большую часть дня ребёнок проводит в итальянской среде, в результате чего важные события в своей жизни он обсуждает с мамой на итальянском языке. В случае данной модели, особенно в итальянской среде, чаще всего многие дети так и не начинают говорить по-русски.

Мы, педагоги, нередко сталкиваемся с тем, что маме, практикующей свободное чередование языков, кажется, что ребёнок всё понимает, но среди подобных билингвов много таких детей, которые понимают из разговора только контекст (привыкли к определённой интонации, к набору слов мамы и т.д.).

Они понимают отдельно взятые слова. К сожалению, когда ребёнок не использует активно слова в речи, очень трудно проследить, как растёт словарный запас билингва (растёт ли количество слов или, наоборот, уходят и/или забываются слова). Еще нет такого инструмента, с помощью которого можно было бы измерить и понять, насколько пассивен русский язык у ребёнка.

ML@H («Home — Outside the Home» Strategy,  or Minority Language at Home)

Семья разговаривает дома на языке, который не является языком среды.

Чаще всего эта модель используется в семьях, иммигрировавших в страны, где используется другой язык.

Например, семья из России переезжает на постоянное место жительства в Италию. Родители говорят с ребёнком по-русски, а детский сад или школа выбирается на итальянском языке, на языке среды.

В реальной жизни я наблюдаю ситуации, когда русскоязычные, румынские, молдавские семьи, переехав в Италию, начинают всеми силами «помогать» адаптироваться 3-4-5-6-летнему ребёнку в чужой стране: с началом обучения детей в итальянских садиках и школах родители начинают жить в страхе, что дети будут отставать от итальянских детей по уровню знаний из-за невладения итальянским языком. Из-за этого вскоре некоторые родители начинают использовать и дома итальянский язык, мотивируя это тем, что ребёнку так будет легче наверстать упущенное.

Этот родительский страх приводит к тому, что дети забывают свои родные языки. Нередко итальянские педагоги открыто говорят о том, что лучше, если дома русскоязычные родители будут разговаривать с детьми на итальянском языке, чтобы ребёнок освоил язык среды в условиях миграции как можно быстрее.

Но специалисты не рекомендуют прерывать первый язык ребёнка в условиях миграции, обосновывая это тем, что процесс овладения языком прерывается в решающий момент его формирования, когда ребёнком ещё не все грамматические функции и формы усвоены.

Когда детей погружают в новую языковую среду, как раз в этот момент родителям необходимо уделять больше внимания первому языку ребёнка:

  • заниматься,
  • читать,
  • посещать русскоязычные кружки, школы и т.д.

Феномен обеднения, стирания первого родного языка у здоровых людей при погружении в новую языковую среду активно изучается уже более 20 лет. Стирание первого языка является проявлением пластичности работы детского мозга, обратной стороной способности ребёнка легко осваивать новые языки. Стирание языков мало заметно при постоянном использовании обоих языков, но даже кратковременный отказ от одного из языков приводит к ослаблению одного и бурному развитию другого языка.

Модель языковых границ («Language-Time» Strategy, or Time and Place, T&P)

Выбор языка обусловлен временем и местом общения: по определенным дням или полдня на одном языке, полдня – на другом или один язык – для дома, один язык – для улицы.

Например, у бабушки вся семья говорит на одном языке, а в других местах – на другом. Хорошим примером установления языковых границ в случае, когда речь идёт о плохо или слабо говорящем по-русски ребёнке, может стать оформление одной из комнат или уголков дома русскими игрушками и книжками.

В Италии очень много усыновленных детей из России, Беларуси, Украины. Поскольку итальянские родители не говорят по-русски, у детей возможность общения на русском языке есть только во время занятий русским языком на кружках и секциях, в русских школах с русскими педагогами.

Какая модель эффективнее?

Часто мамы спрашивают, какая из моделей самая лучшая и самая эффективная, какую стратегию лучше выбрать. Любая стратегия, которая функционирует и даёт положительные результаты, считается эффективной моделью для семьи. Множество факторов – личных, культурных, макро- и микросоциологических – вступают во взаимодействие и влияют на то, что одна стратегия работает в случае одной семьи, но не работает в случае другой. Важно выбрать подходящую для семьи модель, но при этом не бояться быть гибкими. Если выбранная модель по каким-то причинам не работает, постараться комбинировать разные модели, консультироваться со специалистами! Вполне возможно, что метод, который работал в течение первых лет жизни ребёнка, становится неэффективным, потому что билингв растёт, становится самостоятельным, друзья и другие взрослые становятся для него такими же важными, как и родители.

Не ждать и не наблюдать, сложа руки, как позиция русского языка в жизни вашего ребёнка начинает слабеть, а работать над новым планом, направленным на поддержание русского языка вашего билингва!

Статьи по теме

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *